“Государственные деньги”: арест Кирилла Серебренникова

06 Sep 2017

Про арест Кирилла Серебренникова написано столько правильного, что прибавить практически нечего. Однако некоторую мысль мне хотелось бы сформулировать отдельно. Соображения про то, что Серебренников отчасти делит ответственность за свои несчастья, потому что получал государственные гранты — это «виктимблейминг», обвинение жертвы в том, что она стала жертвой. Как разговор о том, что девушка сама виновата, если накрасилась, надела короткую юбку и выпила предложенный коктейль. (Нет, поступок насильника никогда не может быть оправдан «провокацией». В насилии виноват насильник, и, совсем немного, те, кто его воспитывал.) То, что человек работал в государственном учреждении или получал грант от министерства, никак не делает его ответственным за то, что является жертвой какого-то насилия. 

Основная причина состоит в том, что нет никаких «государственных денег», отдельных от обычных наших денег. 100% денег, которые тратятся из бюджета и внебюджетных фондов, это наши налоги + наша же «рента за недра». Эти деньги используются коллективно и большую часть этих денег мы никогда не получаем наличными, но у них нет никаких других владельцев, кроме нас. Люди, которые распоряжаются этими деньгами, президенты-депутаты-министры, «владеют» этими деньгами в такой же степени, в какой банк «владеет» вашим вкладом. Конечно, вашими деньгами, которыми распоряжаются чиновники, можно распорядиться не в ваших интересах, но это также плохо, как если банк, вместо того, чтобы выдать вклад, даст распоряжение охраннику вас не пускать. В этом случае вкладчик является жертвой насилия и не он виноват в том, что у него нашлось аргументов убедить охранника и кассира выдать ему вклад. Короче, из того, что Серебренников работал на государственные гранты, никак не следует, что он на что-то «соглашался» или как-то более «получил по заслугам», чем если бы он никаких «государственных» денег не брал. (Тут, конечно, специалист по виктимблеймингу скажут, что вот не брал госденег, но в протестах же не участвовал, а про участников протестов они скажут, что они же, что ж, самосожжения же устраивают…) 

Софисты, специализирующиеся на упрекам очередным арестованным в том, что они «сотрудничали в режимом», приводят пример тех, кто работал на Третий рейх или советских коммунистов, в качестве «несут ответственность». Несут, конечно. Сотрудник муниципального управления в гитлеровской Германии более ответственен за уничтожение евреев или русских, чем, скажем, безработный поэт того же времени. У одного ответственность 0.001, а у другого 0.0008, ничтожная разница по отношению к ответственности тех, кто убивал или отдавал приказы убивать (ответственность 1000 и 10000). Конечно, Твардовский, получавшие изрядные гонорары от «советской власти», более ответственен за её преступления, чем безработный Бродский. Но по сравнению с реальными преступниками, теми, кто грабил, убивал, посылал в лагерь, лишал работы, не давал печататься, и тот, и другой равно морально высоки. Понятно, почему «моралистам» легко было наезжать на Твардовского или, скажем, сейчас на Чулпан Хаматову — потому что на Брежнева или Путина наезжать страшно, а наехать на Хаматову — само по себе удовольствие (как написал Леон Визелтиер, «affirmation is the new sex»). 

... Конечно, из этого тезиса («из государственности денег не следует моральная уязвимость») не следует, само по себе, что Серебренников не мог совершить преступления, похитив или растратив деньги. Мог. Из того, что я знаю и из того, что я вижу в печати, это дело целиком выдуманное и, по всей видимости, политически мотивированное. Заметим, что у меня нет «презумпции виновности Следственного комитета» или, тем более, «презумпции виновности любого госоргана». Год назад я писал в колонке, что в «деле Улюкаева» я собираюсь смотреть на то, что будет сказано обвинением и защитой в суде, а априори у меня нет причин считать арест произвольным. (Да, если Улюкаев вымогал у Сечина взятку, а Сечин сообщил об этом ФСБ и участвовал в задержании с поличным, то Сечин поступил так, как должен был поступить честный человек.) И также я не сомневаюсь, что хищения бывают: Кристина Потупчик вчера приводила примеры мероприятий Министерства культуры, которые должны быть квалифицированы как хищения и растрата. Однако обвинения Серебренникова в хищении денег — при том, что мы знаем и видим — выглядят произвольными и лично мне понадобятся, в ходе суда, очень серьёзные свидетельства, чтобы заподозрить (не то что обвинить!) его в этих преступлениях. А вот моральный уровень тех, кто по службе или от страха занимается «виктимблеймингом», говоря об «ответственности» из-за «сотрудничества с государством», могу судить уже сейчас.

Читать статью | © Эхо Москвы