Posts by Eric McGlinchey

Эрик Макглинчи 06-12-2017
Впервые с момента образования Шанхайская организация сотрудничества расширяется. На Совете глав государств ШОС в Астане было объявлено о присоединении к ней Пакистана и Индии […] Некоторые эксперты считают, что расширение ШОС приведет к усилению влияния Китая внутри организации. "ШОС станет больше символом китайского доминирования в Центральной и Южной Азии, нежели структурой, защищающей западные границы, как это было до сих пор," - считает Эрика Марат,...
Эрик Макглинчи 12-16-2016
Два фактора неопределенности могут трансформировать внутреннее и внешнее государственное управление в Евразии в течение следующих пяти — двадцати лет. Во-первых, в двух странах — стабилизирующих якорях Центральной Азии — Казахстане и Узбекистане произойдет первая смена лидеров после обретения независимости (статья написана до кончины президента Узбекистана Каримова — прим.ред). Нет никакой гарантии, что эта смена будет гладкой. Если же она окажется...
Эрик Макглинчи 09-15-2016
Элита Узбекистана пришла к консенсусу, который поможет сохранить власть после смерти президента Ислама Каримова, считают опрошенные РИА Новости американские специалисты по Центральной Азии. Преемственность власти «Думаю, что политическая и экономическая элита Узбекистана фактически пришла к консенсусу относительно того, как должен произойти переход власти, учитывая, что правительство официально объявило о смерти президента. Так что я...
Эрик Макглинчи 03-23-2016
Нурсултан Назарбаев руководит Казахстаном с 1989 года. "Поскольку начинается закат правления 75-летнего автократа, центральное место занимает один вопрос, связанный с судьбой казахского государства и его огромного нефтяного богатства: кто или что придет на смену Назарбаеву?" - пишет корреспондент Foreign Policy Рейд Стендиш. На первый взгляд прошедшие в воскресенье парламентские выборы кажутся привычными для Казахстана: решительная победа партии...
Эрик Макглинчи 08-17-2015
It is often said that China, Russia, and the United States are playing a “great game” in Central Asia. To the extent that these three states are playing games in Central Asia, they are in fact decidedly different ones. China is playing Monopoly. Russia is playing Risk. The United States is playing Solitaire. For policymakers in Beijing, the game is business. For policymakers in Moscow, the game is existential. For policymakers in Washington, the game is...
Эрик Макглинчи 07-09-2014
В Кыргызстане законопроект о перерегистрации НПО как “иностранных агентов” был отправлен на рассмотрение в профильный комитет Жогорку Кенеша. После задержания в Горном Бадахшане как иностранного шпиона ученого Алишера Содикова таджикские власти выступили с заявлением, обвиняя неправительственные организации в попытке дестабилизации ситуации в стране. На эту и другие темы мы беседуем с профессором университета Джорджа Мейсона в Вашингтоне, политологом,...
Эрик Макглинчи 11-25-2013
The nature of violent protest in Central Asia exhibits variation both in form and state response. In Kazakhstan, violent protest is rare and economically oriented, and it elicits accommodationist state responses. In Uzbekistan, violent protest is also rare, often has Islamic overtones, and elicits repressive state responses. In Kyrgyzstan and Tajikistan, violent protest is more frequent and elicits accommodationist state responses. In Kyrgyzstan, violent...
Эрик Макглинчи 07-10-2013
(IERES-Central Asia Program Policy Brief) Key Points: Factors that produce democracy can produce violence. Drivers of reform are also drivers of radicalism. Predictable indeterminacy is the surprising suddenness of protest and the ability of social capital to produce liberal and illiberal outcomes. Predictable indeterminacy is the product of two dynamics: (1) the ability of political entrepreneurs to marshal social capital for liberal and illiberal ends...
Эрик Макглинчи 10-02-2012
(Journal Article) (“Russia and Eurasia: October 2012″) Central Asia was, before the Russian Revolution, and is again since the Soviet collapse, imagined as critical to world politics. This, after all, was the land of the legendary “Great Game,” the field where imperial Russia tried to push its influence southward and the British Empire sought to expand to the north. Alexander Cooley, a contributor to these pages, has written that Central...
Tags:

About the author

Associate Professor; School of Policy, Government, and International Affairs
George Mason University